Инструменты психотерапевта
Для экзистенциалиста человек потому не поддается определению, что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким он сделает себя сам
Сартр Ж.-П.
Экзистенциальная психотерапия иногда не похожа на терапию. Говорить о том, что такое экзистенциальная терапия — не самое простое занятие. Хотя есть родоначальники, отцы и авторитеты, и теоретические положения экзистенциальной философии. Но для неспециалистов эта информация ничего не дает и лишь замутняет понимание и без того сложного сочетания экзистенциальная психотерапия. Напишу просто чем я руководствуюсь в своей работе в кабинете психолога.
Я не считаю себя экспертом в жизни, психологии, отношениях. Да, я кое-что знаю и могу чем-то поделиться, но я осознаю свою ограниченность. Так же как я осознаю, что и клиент, сидящий передо мной не профан — он тоже многое знает, думает...
1. Говорить с клиентом простым и понятным ему языком. И даже говорить желательно меньше, а больше слушать, понимать и чувствовать собеседника.

2. Не считать себя экспертом в жизни, психологии, отношениях. Да, я кое-что знаю и могу чем-то поделиться, но я осознаю свою ограниченность. Так же как я осознаю, что и клиент, сидящий передо мной не профан — он тоже многое знает, думает, читает. И безусловно, именно он является экспертом в своей жизни, но никак не я. Потому клиент — равный мне собеседник, а не ребенок ясельного возраста в искусстве жизни.

3. Не знать за клиента как ему следует жить и что такое нормально. Например, я часто спрашиваю клиента как он себя чувствует сейчас. Могу услышать: "нормально". При этом я вижу, что он вытянулся в струнку и сидит как хороший школьник перед строгим учителем.

— Быть напряженным для вас нормально? — Спрашиваю.

— Да. — Отвечает хороший клиент.

Отсюда следует, что я отказываюсь приписывать клиенту симптомы "ригидность", "алогическое мышление", "разрывы в картине мира" и прочие. Я не тащу клиента в "мой нормальный мир", а хочу прежде всего понять, как ему живется в его мире, с его способом реагирования и чувствования.
4. Работать собой, а не техниками и психологическими инструментами. Например, в кресле передо мной расположилась милая приятная девушка, жалующаяся на сложные отношения с парнем. Отвечает коротко, односложно, на все мои интервенции и действия мило улыбается и соглашается. Ждет от меня ответов и решений как ей быть с таким сложным парнем. И здесь я не применяю никакие техники по раскрытию клиента, расположения к себе и так далее. Я просто слушаю себя: каково мне быть рядом с такой милой и пассивной девушкой, принимающей все, и реагирующей всегда одинаково "приятно". Что бы я хотела сделать с ней, о чем поговорить, чувствую ли я ее интерес к себе, ко мне, к жизни вокруг. И именно об этом я высказываюсь... а дальше, следую за реакцией мой собеседницы. Я следую из себя, не из техник и теорий.

Вместе с тем, чтобы следовать из себя, нужно знать себя. Не только психологию человека, что необходимо, но и себя. А для этого психолог обязан пройти длительную личную терапию и иметь большой жизненный опыт.

5. Воспринимать клиента в его целостности и общем контексте его жизни, а не видеть только его проблемы и симптомы. Потому, например, в ответ на жалобы клиентки: "я не могу построить отношения с парнем", я спрашиваю: "а зачем строить отношения с парнем?". Я не принимаю как самоочевидное необходимость строить отношения, я хочу понять, как отношения или их отсутствие встраивается в бытие моей собеседницы. К примеру, может оказаться, что "ну, все же в отношениях..." или "хочется детей". Вариантов ответов множество. Отсюда множество следствий и направлений течения диалога и терапии.

6. Для каждого клиента необходима своя индивидуальная терапия. Есть множество видов психотерапии. Сейчас их насчитывается около 500. И определений психотерапии около 100. И говоря, что я экзистенциальный терапевт, я имею в виду, прежде всего, не набор определенных теоретических постулатов, а то, что я действую, отказываясь от техник, вижу в каждом индивидуальность, верю силе клиента и его способностям справиться со своими жизненными затруднениями.

7. Я не думаю, что психотерапия, и экзистенциальная терапия в частности, - самые эффективные способы делания человека счастливым. Я не ревнива к другим психологам, направлениям психотерапии и другим специалистам помогающих профессии. У меня есть свои представления что такое хорошо и что такое плохо, но понимаю свою ограниченность в понимании мира и способности помочь.

Обращались ко мне? Оставьте свой отзыв! Или задайте свой вопрос
Опишите вашу проблему или задайте вопрос
Made on
Tilda