А к психологу идут как к венерологу!
Большинство отказывается от свободы из-за страха.

Саллюстий, римский историк

Да, к психологу идут как к венерологу: когда жить уже невозможно и, при этом, ужасно стыдно и страшно, что осудят и больное лекарство пропишут.
Я пою оды мужественным клиентам и априори уважаю всякого, набравшегося мужества обратиться за помощью к специалисту.
Потому, даже сделав первый шаг и переступив порог кабинета, нередко включается сопротивление. Но оно, естественно, проявляет изобретательность и переодевается искусно как опытная девица на карнавал, а не говорит «я сопротивляюсь изменениям в моей жизни». Сопротивление всегда проявляется как очень рациональное и логичное объяснение, не терпящее возражений: денег жалко; «не до того сейчас – потом»; «психолог меня не понял»; «да и так, на самом деле, не плохо»…

И тут есть несколько видов «сопротивленцев»:

Первые: Отказники – те, кто больше не появятся в кабинете специалиста.

Вторые: Путешественники – клиенты, которые ходят к разным психологам на протяжении многих лет, поскольку цель – не решить проблему, а «решать» – а это отличные друг от друга задачи. Представим себе путника, поднимающегося в гору. Есть несколько тропинок – покруче, поположе, поопаснее… но, идя по одной из них, мы рано или поздно достигнем вершины (каждый в своем темпе). А можно, испытав одну дорожку, пойти на поиски другой – а вдруг она побыстрее и полегче… а потом на третью – она, оказывается, покрасивее и поприятнее… а потом опять перепрыгнуть – подруга сказала, что та «такая классная»… И можно так путешествовать по откосам всю оставшуюся жизнь, оправдываясь «вот такая моя судьба/родители/партнер…»

Третьи: Бесповоротные жертвы обстоятельств. Они готовы, напротив, годами посещать психолога, который их будет жалеть и поддерживать их представление о том, что сейчас невозможно ничего изменить, «включайте механизм терпения» и «я помогу вам пережить горе». Такие, попав к честному специалисту, пугаются его, как котёнок пылесоса. Например, попала ко мне дама, два года встречающаяся с психотерапевтом. Её дети живут с отцом и его родителями. Её жилищные условия «не позволяют взять к себе детей», и «зарплата позволяет обеспечить только одну себя». Родители бывшего мужа «настраивают детей» против неё и дети уже «не очень-то хотят общаться с матерью». На заданный девятый раз сакральный вопрос «Что Вы хотите?», ответ поступил совершенно волшебный: «Чтобы всё оставалось по-прежнему». Чего хочет от меня и зачем пришла ко мне, не понимает категорически. На моё замечание «Вы не можете хотеть того, чтобы всё оставалось по-прежнему!», разрыдалась нещадно и от дальнейшего разговора отказалась. Да, у клиента, как и у всякого человека, есть свои травмы и трагедии, но можно тщательно оберегать свою болячку, не давая к ней прикасаться, и позволяя ей захватывать все тело, а можно согласиться на терапию или даже хирургическое вмешательство.

Ввиду всего вышесказанного, я пою оды мужественным клиентам и априори уважаю всякого, набравшегося мужества обратиться за помощью к специалисту.

Вместе с тем, я настраиваю клиентов, что психологическая работа схожа с работой в спорте: если нет усилий, преодоления себя – своих сопротивлений и даже отчаяния, если нет стремления сделать чуть больше, чем в прошлый раз, роста не будет. А какой рост подразумевается в психологической работе? Становление более осознанным, самостоятельным, способным решать жизненные задачи, справляться с трудными обстоятельствами – то есть, становится автором своей жизни, ее ответственным творцом. Это, в том числе, и способность принимать свою тревогу, страх несостоятельности, страх за своих близких, понимание, что кризисы и падения неизбежны – но падаем мы для того, чтобы вставать и идти дальше. Поэтому, конечно, работа с психологом должна когда-то закончится. Психолог – не костыль, а временный попутчик, который обладает такими знаниями, которые мне полезны на определенном этапе жизни.

А самое страшное в работе по самоизменению – результат.

Во-первых, наше окружение будет сопротивляться – у них своя выгода в том, чтобы мы оставались немножечко ненормальными, недееспособными, невротичными и странными… будь то любящие партнеры или посвятившие нам жизнь родители. Но здесь не могу не заметить, что любовь – это желание счастья, развития и свободы другому. И если наши близкие, прикрываясь любовью и заботой, как фиговым листком, не принимают нашей самостоятельности и зрелости, то тут нужно мужество, терпение и та же любовь, чтобы принять их тревогу, но продолжать расти. По опыту знаю, что эти же сопротивленцы станут счастливее в лучах нашего счастья.

Второй страх, который обнаруживается в процессе работы – я становлюсь другим, меняется мир вокруг меня и меняются люди вокруг меня. А мое воспитание говорит, что так не должно быть. Вот лишь несколько примеров убеждений, умирающих трудно и со страхом:

- Я не должен бесцеремонно и независимо от других оценивать себя и свое поведение. В действительности, оценивать и обсуждать мою личность во всех случаях должен не я, а кто-то более умудренный и авторитетный.
Вместо него приходит: «я имею право оценивать собственное поведение, мысли и эмоции, и отвечать за их последствия».

- Я отвечаю за свое поведение перед другими людьми, желательно, чтобы я отчитывался перед ними и объяснял все, что я делаю, извинялся перед ними за свои поступки.
Вместо него приходит: «я имею право не извиняться и не объяснять свое поведение».

- У меня больше обязательств по отношению к моей компании и людям, чем к себе. Желательно пожертвовать моим собственным достоинством и приспособиться.
Вместо него приходит: «я имею право самостоятельно обдумать, отвечаю ли я, и до какой степени, за решение проблем других людей».

- В случае, если я уже высказал какую-то точку зрения, не надо ее никогда менять. Иначе я выгляжу не компетентным и не способным решать проблемы.
Вместо него приходит: «я имею право изменить свое мнение».

- Мне не положено ошибаться, а если я сделаю какую-то ошибку, я должен чувствовать себя виноватым.
Вместо него приходит: «я имею право ошибаться и расплачиваться самостоятельно за свои ошибки».

- Желательно, чтобы я смог ответить на любой вопрос.
Вместо него приходит: «я имею право сказать: "я не знаю"»

- Желательно, чтобы люди ко мне хорошо относились, чтобы меня любили, я в них нуждаюсь.
Вместо него приходит: «я имею право быть независимым от доброжелательности остальных и от их хорошего отношения ко мне»

- Желательно, чтобы я соблюдал логику, разум, рациональность и обоснованность всего, что я совершаю. Разумно лишь то, что логично.
Вместо него приходит: «я имею право принимать нелогичные решения».

- Я должен быть внимателен и чувствителен по отношению к потребностям окружающих, я должен читать их мысли. В случае, если я это делать не буду, я безжалостный невежда и никто меня не будет любить.
Вместо него приходит: «я имею право сказать: "я тебя не понимаю"».

- Я должен стараться внимательно и эмоционально относиться ко всему, что случается в мире. Наверное, мне это не удастся, но я должен стараться этого достичь изо всех сил. В противном случае, я черствый, безразличный.
Вместо него приходит: «я имею право сказать: "меня это не интересует"».


И это лишь малая доля позитивных новообразований, которые происходят в результате роста и развития личности.

Обращались ко мне? Оставьте свой отзыв! Или задайте свой вопрос
Made on
Tilda